Ultimate magazine theme for WordPress.

«Ковальчук изменил всё. Этот парень обласкан богом». Чемпионское интервью с Грубецом

0 2

История вратаря Шимона Грубеца в этом сезоне похожа на сказку, как и весь путь «Авангарда» к Кубку Гагарина. Ещё осенью чех играл за «Куньлунь», а потом перешёл в омскую команду в результате обмена. Он просидел в запасе всю концовку регулярки и первый раунд плей-офф, чтобы потом затащить серии с «Магниткой», «Ак Барсом» и завершить сезон двумя сухими победами в финале Кубка Гагарина над могучим ЦСКА. «Чемпионат» связался с Грубецом и поговорил обо всём – о «Куньлуне», тренере вратарей «Авангарда» Сергее Звягине, счастливой звезде Ильи Ковальчука и феномене Боба Хартли.

«Проснулся с мыслью: «Надеюсь, это не сон и мы правда это сделали»

— Что тяжелее – плей-офф или праздновать?
— Плей-офф намного тяжелее. Я так сильно не праздную, потому что плей-офф был очень трудным, я очень устал, вымотался. Хочу праздновать, но сил на это нет (улыбается).

— Легко просыпалось чемпионом, похмелье не мучало?
— Проснулся с мыслью: «Надеюсь, это не сон и мы правда это сделали». Потом зашёл в комнату к сыну, а он спал с медалью на шее. Увидел и понял: «Это не сон, мы правда это сделали».

— Максим Гончаров вот самолёт проспал.
— Да, Гончаров веселился на полную катушку, многие ребята тоже наслаждались празднованиями, а у меня не было сил. До сих пор болит тело, к тому же мне надо быть готовым к чемпионату мира.

— То есть провалов в сознании не было, как у Толчинского?
— Я всё помню, это было великолепно! Я становился чемпионом в Чехии, тогда был хороший праздник, и этот праздник тоже замечательный. Лучшее чувство – когда мы прилетели в Омск и увидели болельщиков. Даже не знаю, сколько их там было, наверное, тысяч 10–15. Ощущение, будто мы рок-звёзды. Когда вышли на сцену с кубком и начали поднимать его над головой, началось настоящее безумие, люди зашумели, загудели. Совершенное безумие, у меня даже мурашки пошли. Такой момент!

— Это было лучшее ваше празднование чемпионства?
— На самом деле, да. Когда я стал чемпионом в Чехии, у меня не было празднования, потому что сразу после финальной игры я поехал в сборную.

— Значит сейчас вы празднуете за оба раза сразу?
— Наверное (улыбается). Жду, когда поеду в Чехию, к своей семье и семье жены, к друзьям, чтобы отпраздновать с ними тоже. Но мне снова надо в сборную, думаю, отпразднуем уже после.

— Лунная походка на чемпионском льду – импровизация или домашняя заготовка?
— Я так делал несколько раз в Чехии, так что всё уже умел. Это был маленький сюрприз для болельщиков, благодарность им.

«Звягин – лучший тренер вратарей, с которым я работал. Это его победа»

— Ваш друг Иржи Секач не попадал в состав, потому что вы заняли место пятого легионера, насколько ему было тяжело смотреть за всем со стороны? Вы сами играли и за него тоже?
— Конечно. Это тяжело для любого, я и сам был в таком же положении пару месяцев назад. Но это вопрос, скорее, к Иржи, чем ко мне.

— Вы очень эмоционально отпраздновали победу на льду с Сергеем Звягиным. Насколько велика его роль в вашем взлёте?
— Он – лучший тренер вратарей, с которым я когда-либо работал. Это его победа, потому что он многому меня научил, и я буду благодарен ему до конца жизни. Его тренировки, упражнения на льду, то, как он со мной разговаривал о моей физической и психологической форме, — это бесценно. Он один из самых важных людей, которые мне помогли.

Он изменил пару вещей в моей игре, которые стали переломными. Это очень помогло мне в плей-офф и в каждом матче, где я играл.

Фото: Владимир Беззубов, photo.khl.ru

— Что за изменения?
— Движения в воротах – при перемещении от штанги к штанге или когда соперник выезжает из-за ворот на пятачок. Для тех, кто не знает, насколько сложно играть вратарём, это просто маленькие движения. Но вратарям это видно – лёгкие движения головой, плечами. Это небольшие движения, но они полностью всё меняют.

— Что он говорил, когда вы не попадали в состав, сидели в запасе в конце регулярки?
— Это было тяжело, я впервые так долго не играл, может, только по молодёжке. Я изменил настрой, сказал себе: «Ладно, сейчас надо упорно работать, быть готовым, когда дадут шанс, и прилагать максимум усилий. Мы работали с Сергеем над моими кондициями, выносливостью и маленькими деталями. Я тренировался и тренировался, ждал своего шанса, чтобы ухватиться за него. Это было непросто, но я был рад, что Игорь Бобков хорошо играет. Понимал, что нет причин что-то менять, так что я просто ждал. Желал успехов команде и Бобкову и ждал. Это хоккей, такой у нас образ жизни.

— То есть не было досады, мыслей о том, что вы команде не нужны и зря вообще приехали?
— Это хоккей, я уже давно играю в него и понимаю, что такие ситуации бывают. Если будешь расстраиваться, и команда, и тренеры это почувствуют. Так не помочь ни себе, ни команде. Надо оставаться на позитиве и работать ещё больше, чем раньше.

— Но в итоге вы сделали шаг назад, чтобы потом сделать два вперёд.
— Именно. Когда я получил шанс и занял ворота, то так здорово себя чувствовал и физически, и морально! Когда не играл, тренировался по полтора часа в день, выкладываясь на 100%. Затем я сыграл матч, шёл по 20 минут, от периода к периоду. И после каждого периода говорил себе: «Ну, как ты там? Я чувствую себя прекрасно, вообще не устал». Это одна из причин, по которой я весь плей-офф был в отличной форме. Я не думал о своём состоянии, только о том, чтобы быть готовым к каждой игре. Когда я стал чемпионом в Чехии, то невероятно устал. В этом году нет такой физической усталости, только эмоциональная.

«В этом сезоне решил вести дневник. На последних страницах мы стали чемпионами»

— Вы – воплощение мема: «Начинал на дне, а теперь я тут».
— Это похоже на сказку, да? Если честно, я весь сезон делал заметки, каждый день записывал пару предложений. Уже исписал весь дневник, закончил свою книгу.

— Типа чемпионского дневника?
— Точно! Я, конечно, не знал перед началом сезона, что всё так будет, просто решил вести дневник для себя. Писал, писал, а на последних страницах мы стали чемпионами.

— Не хотите его издать?
— Наверное, нет. Не думаю, что кто-то захочет это читать. Там про мои чувства, о том, что я менял в игре, о своих ощущениях во время матчей. Не думаю, что это кого-то впечатлит.

— Осенью могли себе представить такую историю Золушки?
— Нет. Когда я был в «Куньлуне», моей тайной целью было попасть в плей-офф и быть обменянным в команду получше. Я думал о том, что надо играть как можно лучше, чтобы другая команда меня выменяла. После матча с «Авангардом» на старте сезона я сказал Секачу: «Вау, я бы хотел играть за «Авангард». У них самый красивый логотип в лиге». И спустя пару месяцев моя мечта осуществилась.

— В том матче вы вообще личный рекорд в КХЛ установили – 56 сейвов. Наверное впечатлили свою будущую команду?
— Наверное, это самое большое количество сейвов, что я когда-либо делал. Не уверен, что одной игрой можно кого-то впечатлить, это долгий путь, надо много матчей подряд провести на высоком уровне, чтобы впечатлить какую-то команду.

«После обмена в «Авангард» подумал: «Хорошо, но зачем я им?»

— Когда вы уходили из «Куньлуня», генменеджер клуба сказал, что там вы звезда, а в «Авангарде» будете никем. Задели эти слова?
— Нет, он так сказал, потому что хотел сохранить меня в «Куньлуне». В этих словах не было ничего плохого, он сказал правду.

— Но вы же стали звездой в «Авангарде».
— Да нет, я просто вратарь. Просто стараюсь быть хорошим человеком, не хочу думать о себе как о звезде. Есть ребята, которые больше достойны этого звания, которые выигрывали чемпионаты мира, Олимпиаду. Я просто стараюсь выкладываться на 100%.

— Многие вообще не понимали, зачем вы «Авангарду», вы сами понимали?
— Не знал зачем меня выменяли, у «Авангарда» было два отличных вратаря, которые показывали хорошую статистику. Потом они купили меня, и я подумал: «Хорошо, но зачем я им?». Мне сказали, что взяли под плей-офф и чтобы я был готов, потому что команда хочет добиться успеха.

— До вас доходили разговоры, что Грубец – это не уровень «Авангарда»?
— Мне пару человек писало в соцсетях: «Зачем ты приехал, ты нам не нужен». Я старался относиться к этому позитивно. Приятно же, когда фанаты стоят горой за игроков, расстраиваются, когда кого-то обменивают. Я подумал, что надо стараться, показать им, что я заслуживаю играть за «Авангард».

«Статус аутсайдера был нашим преимуществом. Мы думали: «Засучим рукава и покажем всем»

— Какая серия была самой сложной лично для вас?
— Нельзя забывать и о первом раунде, в котором Бобков играл великолепно. Каждая серия была важной, если бы Бобков не провёл хорошо первый раунд, у нас бы не было Кубка. В каждой серии было много важных моментов. В Екатеринбурге мы проигрывали 1:3 за четыре минуты до конца, затем сравняли счёт и выиграли в овертайме. Это был важный момент.

Ещё один важный момент – когда мы проиграли «Металлургу» первый матч, а потом выиграли во втором, тоже в овертайме. Нельзя забывать и о седьмом матче в Казани. А затем три победы подряд с ЦСКА, и мы стали чемпионами.

— Когда проигрывали «Ак Барсу» в третьем периоде седьмого матча, не было мыслей, что сезон скоро подойдёт к концу?
— Обычно я перед каждым седьмым матчем говорю себе: «Будь готов, что ты зашнуровываешь коньки в последний раз в сезоне. Но это хоккей, иди и наслаждайся игрой». В седьмой игре всегда готовлю себя к тому, что это может быть конец.

— У «Авангарда» перед ЦСКА был должок. Когда вышли в финал, уже была уверенность, что выиграете?
— Мы не были фаворитами, никто в нас не верил. Это хорошая позиция, мы могли только удивить. Маленький совет для всех: когда вы в такой позиции и проигрываете, все думают: «Мы так и предполагали». А ЦСКА находится под огромным давлением, они должны выигрывать каждый раз, потому что они – ЦСКА. Я думаю, статус аутсайдера в этой серии был нашим преимуществом.

— Команда не злилась от того, что в вас никто не верил?
— Нет, это только делало нас лучше. Мы думали: «Что ж, засучим рукава и покажем всем». Мы хотели показать всей лиге, что будем биться за эту победу. Несколько раз нам сильно везло. Бывало, шайба попадала в штангу, или партнёр блокировал бросок. Но если хочешь стать чемпионом, тебе нужна такая удача. У нас было всё, что нужно, чтобы стать чемпионами, и мы победили. Но я испытываю к ЦСКА огромное уважение, они провели великолепную серию, показали нам свою силу.

«Ковальчук изменил всё, этот парень обласкан богом, у него победная аура»

— Когда защитники играют, как Шарипзянов при игре «3 на 5» с ЦСКА, вратарь вообще нужен?
— Такие защитники, как Шарипзянов, — это мечта любого вратаря. Он бесстрашный, не побоится броситься под шайбу даже головой, чтобы сделать блок. Такие ребята выигрывают серии. То, что он сделал в последние пару минут решающего матча, — это что-то выдающееся.

Шарипзянов заблокировал три броска при игре «3 на 5» в концовке встречи с ЦСКА

— В чём феномен Хартли, который выиграл 6 титулов в разных лигах?
— Он отлично говорит. Я – просто вратарь, моя работа – останавливать шайбу, я ничего не знаю про тактику, мне это не надо. Но когда он стоит перед нами и говорит речь, это по-настоящему мотивирует. После его слов хочется выйти на лёд и наслаждаться игрой вместе с ним. Ты играешь за него, а не потому, что боишься его. Есть большая разница, когда играешь, потому что хочешь, а не потому что должен.

Его все уважают, но он никого не пугает, ты не боишься сделать ошибку. Хоккей – игра ошибок, если совершаешь её, он говорит: «Ну ладно». Например, когда я упал и пропустил в третьем матче с ЦСКА, и мы проиграли 1:2. Это была случайность, а не ошибка, такое случается, может, раз в год. Никто мне ничего не сказал, говорили: «Это не ошибка, Шими, не переживай. Просто не повезло». Сергей Звягин показал мне этот момент после матча и сказал: «Не переживай, такое бывает. Играй, получай удовольствие». Это мне помогло, последние два матча мы выиграли всухую, 2:0 и 1:0.

«Сказал Ковальчуку, что он должен мне медаль. Он пообещал завоевать её для меня»

— Что изменилось в «Авангарде», когда в команду пришёл Ковальчук?
— Наверное, это один из самых популярных спортсменов, хоккеистов вместе с Дацюком и другими великими игроками. Он изменил всё. Когда я узнал, что «Авангард» подписал Ковальчука, то сказал себе: «У нас большие шансы выиграть трофей». Этот парень обласкан богом, он выиграл, наверное, всё, что только можно, у него победная аура.

Было удовольствием играть с ним. Видишь, как он пашет на тренировках и вне льда. В выходные он выходил со мной на лёд, мы тренировались вместе с игроками, которые не играют. Когда видишь, как пашет такой опытный парень, понимаешь, что тебе надо работать ещё больше. Если он так может, то ты просто обязан.

Фото: Юрий Кузьмин, photo.khl.ru

— До его прихода в «Авангард» последний раз вы встречались на чемпионате мира, он забил победный буллит в матче за бронзу.
— Да, украл у меня бронзу! Вся Чехия так долго ждала медали чемпионата мира, два года назад мы были очень близки к успеху, но Василевский выиграл эту медаль, он был великолепен. Мы с Кови как-то ходили в баню и обсуждали тот чемпионат мира, он сказал, что это не он выиграл матч, а Василевский. Я ответил: «Да, но ты же забил решающий буллит! Никогда не забуду твой бросок с неудобной. Ты должен мне медаль». Он сказал: «Не беспокойся, я сделаю всё, чтобы завоевать для тебя другую медаль». И сдержал обещание.

— Путь «Авангарда» сравнивают со сказкой, достойной фильма. Согласны?
— Я бы посмотрел такой фильм. А что, снимут фильм? Да ладно!

— Не знаю, но Боб Хартли не раз говорил, что надо снять фильм.
— Это на самом деле сказка.

«Хочу остаться в КХЛ, но для меня важно, чтобы в команде остался Звягин»

— Вы взяли второй титул подряд – в Чехии в 2019 году и теперь в КХЛ. Каким будет следующий вызов?
— Не знаю (улыбается). Мой следующий вызов – продолжать играть так же, как я играю, оставаться таким же человеком. У меня нет каких-то долгосрочных целей, сезон закончился, я смотрю только на пару дней вперёд, а не далеко. Никогда не знаешь, что случится завтра. Пока у меня нет никаких целей. Но когда сезон начнётся, моей задачей будет хорошо играть, помогать команде.

— Перед завершением этого сезона, наверное, хотите выиграть медаль чемпионата мира?
— Конечно, я бы хотел привезти медаль с чемпионата мира. Чехия давно этого заслуживает.

— Ваш бывший тренер Ярослав Камеш сказал, что вы вратарь уровня НХЛ и обязательно там будете играть. Ваш контракт с «Авангардом» заканчивается, думаете об отъезде в Северную Америку?
— Уверен, что я слишком стар для Северной Америки. В этом году мне исполняется 30, а там в основном играют ребята помоложе.

— Если останетесь в КХЛ, то это будет «Авангард»?
— Такая возможность есть, пока не могу ничего сказать. Мы разговариваем с «Авангардом», другими клубами. Пока ничего не подписано, я ничего не могу сказать. Я хочу остаться в КХЛ, но для меня важно, чтобы в команде остался Сергей Звягин. Хочу остаться со своим тренером вратарей, для меня важно работать с ним и становиться лучше.

Источник: championat.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More